Новое в законодательстве и практике антимонопольного регулирования

В 2015 г. ФАС РФ возбудила 409 дел о соглашениях, нарушающих конкуренцию, в 2014 году  их было 243, как следует из статистики, подготовленной ФАС по запросу «Ведомостей». Произошел всплеск сговоров на рынках продовольствия и на торгах, объясняет служба.

В начале 2015 г. был ажиотаж из-за роста цен на продукты, некоторые компании стали договариваться о повышении цен, решив, что на общем фоне этого никто не заметит, рассказывает начальник управления ФАС Андрей Тенишев. На уровне регионов и городов были картели как продавцов, так и производителей. Самое распространенное нарушение – сговор на торгах, 82% от всех картелей. Из-за сложной экономической ситуации некоторые компании пытались получить как можно больше бюджетных денег, рассказывает Тенишев. В Удмуртии, например, служба выяснила, что ООО «Айболит», ООО «Ангро», ООО «Практика» и ООО «Союз» выиграли 281 электронный аукцион на поставку лекарств по госзаказу, снижая цену в среднем на 0,79%. Между тем компании находятся в одном кабинете, у них один IP-адрес и одинаковые номера телефонов, говорится в материалах ФАС, доход от контрактов превысил 58 млн  руб.  /www.vedomosti  ru/.

Арбитражный суд Республики Башкортостан также традиционно рассматривает немалое количество дел, связанных с участием в судебном процессе УФАС  РБ, в том числе  по делам о контроле  госзакупок и проведения торгов.

Практика антимонопольного регулирования и само законодательство находятся в постоянном развитии.

Вместе с тем ведется постоянная работа по содействию развития конкуренции, введению иммунитета от антимонопольных расследований в отношении малого бизнеса, а также создания  ГУПов и МУПов на конкурентных рынках.

5 января 2016 года вступил в силу четвертый пакет поправок в антимонопольное законодательство Российской Федерации.

Четвертым антимонопольным пакетом внесены поправки в Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – «Закон о защите конкуренции»), Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года. № 195-ФЗ (далее – «КоАП РФ»), Федеральный закон от 17 августа 1995 года № 147-ФЗ «О естественных монополиях» и другие.

Анализ новых положений законов направлены на совершенствование институтов антимонопольного регулирования и государственных функций ФАС России, а также на сокращение административных ограничений для бизнеса.

В части законоположений о монополистической деятельности и доминирования бизнес сообщество давно ожидало упразднения реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на товарном рынке более 35%.

Основной итог реформы антимонопольного законодательства заключается в том, что антимонопольный орган в каждом конкретном случае должен устанавливать долю хозяйствующего субъекта на товарном рынке. Заранее установленной  презумпции о том, что хозяйствующий субъект занимает доминирующее положение или долю на товарном рынке более 35%,  с  05.01.2016  нет, и хозяйствующие субъекты впредь не обязаны согласовывать сделки в рамках контроля за экономической концентрацией. Однако это не предполагает какие-либо послабления в ответственности за злоупотребления доминирующим положением.

Как известно, ранее правила недискриминационного доступа (ПНД) могли устанавливаться федеральным законом или нормативным правовым актом Правительства РФ в отношении товарных рынков и (или) к товарам, производимым или реализуемым субъектами естественных монополий, а также к объектам инфраструктуры, используемым такими субъектами непосредственно для оказания услуг в сферах деятельности естественных монополий.

Четвертый антимонопольный пакет наделяет Правительство РФ полномочиями устанавливать ПНД к товарам, производимым и (или) реализуемым хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет более 70 процентов.  Несмотря на то, что данная поправка была наиболее дискуссионной в бизнес-сообществе, однако она действует в случае выявления факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, установленного вступившим в силу решением антимонопольного органа. Это означает, что нормативным правовым актом Правительства РФ  устанавливается  фактически презумпция доминирования конкретного хозяйствующего субъекта на товарном рынке с долей более 70 процентов, которую в деле о нарушении антимонопольного законодательства оспорить невозможно. При рассмотрении дела о признании недействительным решения антимонопольного органа по делу о злоупотреблении доминирующим положением наличие ПНД, по мнению экспертов, значительно снижает перспективность доводов и доказательств ответчика в обоснование законности своего поведения, представляемых при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства. Конкретные модели поведения такого доминанта (и только его) уже будут квалифицированы как нарушение ст. 10 Закона о защите конкуренции. Вместе с тем, законодатель,  указывая на коммерческий характер деятельности хозяйствующего субъекта и включая  такую  категорию как  «неопределенный  круг лиц»,  конкретизировал понятие «других лиц», интересам которых может быть нанесен вред. По смыслу этих поправок  ограничивается применение ст.10 применительно к случаям, если вред доминантом причинен отдельному физическому лицу,  такие действия не могут быть признаны нарушением Закона о защите конкуренции.

Другой блок связан с тем, что в соответствии с Четвертым антимонопольным пакетом в Закон о защите конкуренции была введена важная норма о  необходимости  предварительного согласования с ФАС России заключения хозяйствующими субъектами-конкурентами соглашений о совместной деятельности,  если суммарная стоимость активов хозяйствующих субъектов превышает 7 миллиардов рублей, либо суммарная выручка хозяйствующих субъектов за календарный год, предшествующий году заключения соглашения, превышает 10 миллиардов рублей. Обязанность получения предварительного согласия ФАС России относится также и к созданию совместных предприятий, поскольку, как показывает практика, такая деятельность зачастую приводит к появлению крупных участников рынка, которые не могут не влиять на состояние конкуренции.

Предусмотрена также поправка и процедурного характера, позволяющая упростить порядок представления ходатайств и уведомлений с использованием электронной формы. На официальном сайте ФАС России в обязательном порядке будут размещаться сведения о поступивших в антимонопольные органы ходатайствах о согласовании сделок, что позволит заинтересованным лицам оперативно представлять соответствующие сведения о влиянии результатов такой сделки на состояние конкуренции (такие права в Законе отныне закреплены).

В Законе о защите конкуренции появилась новая глава о недобросовестной конкуренции, которая заменила собой существовавшую ранее в законе одну единственную статью (ст. 14 закона). Новая глава конкретизирует  формы недобросовестной конкуренции, а именно: дискредитацию; введение в заблуждение; некорректное сравнение; неправомерное использование и приобретение результатов интеллектуальной деятельности; смешение товаров на рынке; незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну. Данный перечень форм недобросовестной конкуренции является открытым.

По сути критерии недобросовестности являются воплощением  ранее сложившейся административной и судебной практики. Вместе с тем введена более широкая классификация форм недобросовестной конкуренции, законодательно установлены определения и ключевые признаки каждой из поименованных форм недобросовестной конкуренции.

В соответствии с Четвертым антимонопольным пакетом существенно расширен список нарушений, при обнаружении признаков которых антимонопольная служба должна до возбуждения дела выдавать предупреждение. Такими нарушениями являются, в частности,  действия доминанта по навязыванию невыгодных условий договора и необоснованному отказу от заключения договора, по созданию дискриминационных условий, необоснованному  установлению различного уровня цен, а также в отдельных случаях недобросовестной конкуренции (в случаях, где санкция предусмотрена в виде оборотного штрафа).

Важно иметь в виду, что своевременное и полное исполнение предупреждения исключает возможность возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Неисполнение предупреждения влечет за собой возбуждение антимонопольного дела. В соответствии с поправками предусмотрена возможность обжалования предупреждения в судебном порядке, однако такое обжалование не будет являться препятствием для возбуждения антимонопольным органом дела при неисполнении предупреждения в срок.

Кроме того, в соответствии с поправками антимонопольные органы могут направлять предостережения не только должностным лицам хозяйствующих субъектов, но и должностным лицам государственных органов и органов местного самоуправления, если действия последних могут привести к нарушению Закона о защите конкуренции. Отказ должностного лица, которому оно направлено, воздержаться от совершения планируемых действий (бездействия) не может служить причиной ужесточения административной ответственности за совершенное правонарушение.

Еще одним важным моментом является то, что проверки по заявлению юридических лиц и граждан будут проводиться только после согласования с Прокуратурой РФ. Исключения составляют лишь проверки, проводимые для выявления картельных соглашений. Кроме того, все компании малого и среднего бизнеса, имеющие годовую выручку менее, чем 400 миллионов рублей, теперь освобождены от всех проверок антимонопольного ведомства. Отсюда следует вывод, что сократится число проверок.

Нельзя не отметить и то, что усовершенствован порядок рассмотрения антимонопольных дел о нарушениях закона: установлена обязанность антимонопольного органа проводить анализ состояния конкуренции, вынесение предварительного заключения об обстоятельствах дела, детализированы различные виды доказательств, принимаемых комиссией в ходе рассмотрения дела, а также установлены критерии относимости и допустимости таких доказательств. Также конкретизированы требования к содержанию решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства; детализированы полномочия и статус иных лиц, участвующих в рассмотрении дела (экспертов, переводчиков, лиц, располагающих сведениями); предусмотрено право заявить отвод члену комиссии; установлена возможность использования систем видео-конференц-связи при рассмотрении дела; детализирован порядок рассмотрения дела в открытом и закрытом заседании. Введена  внутренняя апелляция, позволяющая пересматривать в ФАС России решения территориальных органов.

Четвертным антимонопольным пакетом закрепляется правовой статус созданных в рамках ФАС России коллегиальных органов, каковым является  Президиум ФАС России. Правовое положение и деятельность Президиума ФАС России определено Приказом ФАС России от 14 декабря 2015 года № 1248/15 «Об утверждении регламента рассмотрения материалов изучения и обобщения практики применения антимонопольными органами антимонопольного законодательства и даче разъяснений по вопросам его применения коллегиальным органом федеральной антимонопольной службы».

Законом предусматривается, что решения и предписания территориальных антимонопольных органов могут быть обжалованы в течение месяца со дня их вынесения в случае, если они нарушают единообразие в применении антимонопольными органами норм антимонопольного законодательства.

Отдельный блок поправок связан с вопросами ответственности за нарушение антимонопольного законодательства: урегулированы вопросы освобождения от ответственности,  снижения  размер штрафа до минимального предела, предусмотренного за совершение данного административного правонарушения, для лиц, «сдавшихся» вторыми и третьими. Внесены  изменения в статью 14.9 КоАП РФ, предусматривающую безальтернативное наказание в виде дисквалификации при повторном нарушении должностными лицами хозяйствующих субъектов требований антимонопольного законодательства. До вступления в силу данных поправок, суды при сходных обстоятельствах выносили решения о штрафе, максимальная сумма которого составляла 30 тысяч рублей. Устранена возможность повторного привлечения к административной ответственности в случае, когда лицо, исполнило  предписание антимонопольного органа о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции.

Блок поправок, связанных с исключением для допустимых «вертикальных соглашений»,   позволит предпринимателям эффективно использовать данное положение, а антимонопольный орган не должен ссылаться на размер доли участника соглашения на ином товарном рынке,  в отношении которого заключено соглашение. Если  раньше доля каждой из сторон вертикального соглашения для признания его допустимым не должна была превышать 20 процентов на любом товарном рынке, то с внесением поправок ограничение указанной доли рассматривается применительно к рынку, определяемому в зависимости от предмета соглашения – рынка конкретного товара.

Законодатели внесли поправки в ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, устанавливающей запрет на заключение картельных соглашений. Теперь признается и запрещается картель между покупателями. Данным изменением ликвидирован законодательный пробел, связанный с недопустимостью картелей сторонами, которыми являются исключительно продавцы, что соответствуем мировой практике антимонопольного регулирования.

Статья 11 дополнена частью 10, предусматривающей, что запреты, установленные данной статьей, не применяются к соглашениям о совместной деятельности, которые были заключены с предварительного согласия антимонопольного органа. При этом такие соглашения, заключенные между конкурентами, могут быть признаны допустимыми, если такими соглашениями и согласованными действиями, сделками, иными действиями не создается возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке, не налагаются на их участников или третьих лиц ограничения, не соответствующие достижению целей таких соглашений, а также если их результатом является или могут являться указанные в части 1 статьи 13 положительные эффекты для рынка.

Итак,  большая часть поправок, введенных Четвертым антимонопольным пакетом, направлена на либерализацию и совершенствование антимонопольного законодательства.

X Сайт использует cookies с целью оптимального оформления и улучшения веб-сайта, а также предоставления определенных функций. Пользуясь веб-сайтом в дальнейшем, Вы также соглашаетесь на использование cookies. Дополнительная информация о cookies.