Тактика защиты, выработанная юристами компании по защите интересов крупного АО по спору о неосновательном обогащении, увенчалась успехом в суде

 С акционерного общества через суд пытались взыскать неосновательное обогащение за бездоговорное пользование железнодорожным путям необщего пользования (подъездными путями) в отсутствие установленных регулируемых тарифов на соответствующий период.

 

  • По спору о взыскании неосновательного обогащения за пользование транспортной услугой следует учитывать, имела ли место добросовестность со стороны собственника (владельца) указанных путей в отношении соблюдения предписанных действующих законодательством правил в области тарифного регулирования на транспортные услуги.
  • Квалификация заявленного в суд требования в качестве неосновательного обогащения в связи с отсутствием заключённого договора не изменяет характера и содержания правоотношений, возникших в связи с эксплуатацией подъездных железнодорожных путей необщего пользования, а потому не является основанием для применения общего срока исковой давности в три года.


 

Фабула: История началась в 2010 году, когда некое общество приобрело железнодорожные подъездные пути необщего пользования. Общество, став собственником подъездных путей, при этом не обратившись своевременно в соответствующий государственный орган за установлением в законном порядке регулируемых тарифов на транспортную услугу и не заключив соответствующий договор с пользователем путей, спустя два года обратилось в суд с иском о взыскании с акционерного общества неосновательного обогащения в счет возмещения затрат. По утверждению заявителя неосновательное обогащение выражалось в безвозмездном пользовании ответчиком (акционерным обществом) железнодорожными путями истца для проезда и отстоя вагонов в течение двух лет. Возражения ответчика были основаны на том, что размер неосновательного обогащения не может быть определен на основании цены/тарифов, установленных для другого юридического лица, и отчета оценщика.

Первый круг рассмотрения дела в суде:
Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что ответчик пользовался принадлежащими истцу железнодорожными путями, в связи с чем на нем лежит обязанность по возмещению последнему неосновательно сбереженных денежных средств в размере, равном плате за пользование соответствующими путями. Суды приняли за основу расчет неосновательного обогащения, представленный истцом на основании отчета оценщика, при этом пришли к выводу, что такой способ определения стоимости не противоречит положениям п.3 ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того суды указали, что отсутствие согласованной между истцом и ответчиком цены за пользование принадлежащими истцу железнодорожными путями необщего пользования ввиду отсутствия заключенного между сторонами договора, а также отсутствие утвержденного тарифа на оказание услуг по эксплуатации железнодорожных путей необщего пользования, не могут служить основанием для освобождения ответчика от обязанности оплатить фактически потребленные услуги.

Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что суды не исследовали вопрос о необходимости установления истцу в предусмотренном законом порядке тарифа с учетом вида оказываемых им транспортных услуг, не принято во внимание то, что при рассмотрении указанных споров следует учитывать добросовестность поведения лица в отношении соблюдения действующего законодательства в области тарифного регулирования.

При втором круге рассмотрения дела акционерным обществом привлечены юристы компании. При новом рассмотрении судом требования истца к акционерной компании были отклонены.
Защита интересов акционерного общества была построена на том, что истцом пропущен сокращенный срок исковой давности, предусмотренный п. 3 ст. 797 Гражданского кодекса РФ для требований из перевозки грузов.
Кроме того изученное юристами огромное количество документов, в том числе по делам, связанным с привлечением организации истца по иным судебным делам к ответственности за нарушением антимонопольного законодательства в 2012 – 2013 годах в отношении других субъектов товарного рынка, позволило установить, когда организация истца впервые обратилась за установлением государственных тарифов в соответствующий орган по тарифному регулированию. Так, по документам было установлено, что общество лишь спустя около пяти лет после приобретения железнодорожных путей необщего пользования обратилось за установлением тарифа (т.е после возбуждения в отношении него дела о нарушении антимонопольного законодательства и много позже периода, который истцом определен как период неосновательного пользования по спору с акционерным обществом).
Собранные по делу доказательства также позволили юристам ссылаться в суде на недобросовестность поведения истца в отношении соблюдения требований законодательства об установлении регулируемых цен и тарифов в спорный период. Кроме того, учитывая, что возражения акционерного общества, в том числе строились на оспаривании факта пользования, указанные истцом обстоятельства о якобы использовании ответчиком подъездного пути для проезда и отстоя вагонов в указанном количестве и периоде, дали основания для вывода о том, что они не являются безусловными и поэтому не могут быть положены в основу судебного акта об удовлетворении иска.
Итог рассмотрения дела: В результате около трехлетней судебной тяжбы требования истца к ответчику были отклонены.

Апелляционная инстанция, также делая вывод об отсутствии оснований для удовлетворения иска и взыскания с акционерного общества неосновательного обогащения, поддержала полностью те доводы, по которым ответчик возражал по иску в суде первой инстанции:

  • Транспортная услуга эксплуатации железнодорожного пути необщего пользования, оказываемая собственником (или владельцем на ином законном основании) на принадлежащих ему подъездных путях, является услугой на рынке, находящемся в состоянии естественной монополии, поскольку больше такую услугу на данном пути никто оказать не вправе. Отсюда следует, что тарифы на транспортные услуги, оказываемые собственником на принадлежащих ему подъездных путях необщего пользования, подлежат государственному регулированию
  • Неправомерность установленной субъектом цены на транспортную

услугу и поведение, не отвечающее критерию добросовестности (п.1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), влечет полный или частичный отказ в защите принадлежащего лицу права.

  • Установленные судом нарушения не могут быть устранены путём назначения по делу судебной экспертизы по определению общей стоимости и общего размера затрат при проезде и отстое вагонов по железнодорожным путям необщего пользования либо путем применения тарифа, установленного для иного лица.
  • При рассмотрении дела ответчиком обоснованно заявлено о применении к исковым требованиям специального срока исковой давности в один год. С учётом ст. 124, 125, 126 Устава железнодорожного транспорта и разумного срока на исполнение обязательства истец должен был узнать о нарушении своего права не позднее даты после истечения 30 –дневный срока на предъявление претензий. Формирование актов оказанных услуг по истечении 11 – 12 месяцев после возникновения обязательства не является основанием для определения начала течения срока исковой давности с момента их оформления.
X Сайт использует cookies с целью оптимального оформления и улучшения веб-сайта, а также предоставления определенных функций. Пользуясь веб-сайтом в дальнейшем, Вы также соглашаетесь на использование cookies. Дополнительная информация о cookies.